Вакцина истории. Заразительный пример Екатерины II

0
9

История – не просто возможность оглянуться назад, праздно полюбопытствовать. Это и поучение, вероятность оценить жизнь предков. И, может быть, взять кое-что из старых «вещей» в руки, отряхнуть от пыли и снова пустить в дело…

Вакцинирование от коронавируса так и не стало повсеместным явлением в нынешней России, хотя о его необходимости говорят уже давно. И все потому, что к объявленным прививкам государство отнеслось демонстративно равнодушно. Объявили и баста: выполняйте. Мол, народ сам поймет, что это необходимо для его же пользы. И никуда не денется – уколется.

Однако вокруг вакцин стали клубиться разные слухи. В том числе, о побочных явлениях препаратов, грозящих чуть ли не летальным исходом. И люди стали задумываться, сомневаться. При этом никто не рассеивает тревогу, государственные мужи лишь привычно хмурятся и усиливают запреты. Народ протестует, и с каждым днем напряжение в обществе нарастает…

Теперь назад, вглубь истории. И мы увидим, что давние правители России в вопросах схожих были и смелее, и мудрее нынешних. Уж не взыщите, господа министры, депутаты, сенаторы, если увидите себя в кривом зеркале…

11 ноября 1768 года газета «Санкт-Петербургские ведомости» вышла с сенсационным сообщением – императрица Екатерина II вакцинировалась против оспы. А в ту пору эта процедура была невиданной опасностью и на нее не решались даже смельчаки-мужчины. А тут женщина…

Однако Екатерина II была не только мужественной, волевой, но и просвещенной царицей. Знала, что прививки уже делают на Западе и на эту диковинную процедуру пошли британский король Георг I и его домочадцы. Она переживала, что эпидемии совершают беспрестанные набеги на просторы России и приносят неисчислимые жертвы. Более того, болезнь уже проникла в императорский дворец и сгубила ее фрейлину, юную графиню Анну Шереметеву. Проклятый недуг, возможно, уже собирался нанести роковой удар по самой царице. И потому Екатерина II, после долгих колебаний, решилась на подвиг.

Да-да, подвиг, ибо вакцинирование в XVIII cтолетии было таинственным, непредсказуемым, да и иным по форме, нежели сейчас. Тогда не делали укол, как сейчас, а вакцинировали при помощи вариоляции.

Процедура была довольно болезненная – через разрезы на руке медики протягивали нитки или ткань, смоченную в содержимом пустул — оспенных пузырьков больного. Инфекция попадала в кровь, человек заражался, и его организм вставал на пути губительного вируса. Но прежде храбрецам предстояло испытать крайне неприятные и болезненные ощущения. И заодно – сомнения, страх. Ведь случались – и нередко — случаи гибели вакцинированных людей…

Инъекция, введенная 23 октября 1768 года английским доктором Томасом Димсдейлом, имевшим большой опыт в подобных манипуляциях, вызвала у высочайшей пациентки сильный жар, который сменял озноб. Димсдейл, наблюдавший за царицей, записал в дневнике:

«…Боль в голове и спине продолжалась с лихорадкою… Кушать весь день нимало не хотелось, и не изволила кушать ничего, кроме немножко чаю, овсяной кашицы и воды, в которой варены были яблоки…»

Слухи о том, что императрица занемогла, из Царского Села распространились по Санкт-Петербургу. Подданные Екатерины II, впавшие в глубокую тревогу, истово молились за нее. Поэт Михаил Херасков выразил свое беспокойство в стихах. Правда, уже после того, как кризис миновал и выздоровевшая императрица появилась на людях:

Возможно ль было нам в то время не грустить,

Как ты отважилась яд в кровь свою пустить,

Мы духом мучились, взирали на законы,

И зараженными являлись нам оны.

Взирали на престол, взирали на себя.

И зараженными щитали мы себя…

Наконец, неделю спустя после прививки Екатерине IIполегчало. Об этом писал в своем дневнике Димсдейл:

«Во вторник 28 дня октября, будучи в совершенно хорошем состоянии, изволила принять пол-унции Глауберовой соли, которая действовала по желанию. Тогда уже вся болезнь прошла. Ее величество изволила всякий день ездить в карете, прогуливаться на чистый воздух и 1 числа ноября возвратиться в Санкт-Петербург в совершенной здравии к великой радости всего города. Ввечеру ко приехавшим во дворец господам изволила выходить и принять от дворянства поздравление»

Верно, и сам доктор облегченно перевел дух. Нетрудно представить, что бы с ним сделали, если бы императрица отдала богу душу. Так что Димсдейл рисковал изрядно. Но и был щедро награжден за непомерную опасность – ему был дарован баронский титул, назначена огромная ежегодная пенсия. Плюс к этому – звание лейб-медика и чин действительного статского советника.

Сенат Российской империи выразил благодарность Екатерине II «за великодушный подвиг к благополучию своих подданных». «Санкт-Петербургские ведомости» писали:

«Сколько полезно прививание оспы роду человеческому, показывают опыты в Англии, и сколь вредна природная оспа, видим мы почти ежедневные примеры в России. Наша всемилостивейшая Государыня, соображая сие, предприняла привить себе оспу, как для собственной безопасности, так и для подания примера Самою Себя не только всей России, но и всему роду человеческому, будучи удостоверена, что один такой пример сильнее других образов по ведению у нас столь нужного дела»

В России была отчеканена медаль «За прививание оспы» с ликом царицы – ею награждались врачи, священнослужители, чиновники и прочие граждане, организовавшие прививочные пункты и на них работавшие. После вакцинации императрицы они стали распространяться…

Екатерину II восхваляла вся держава. В том числе музыканты. На театральных подмостках «по случаю счастливого выздоровления после привития оспы Ея Императорского Величества и Его Императорского Высочества» они поставили балет под названием «Побежденное предосуждение».

…Если бы во времена Екатерины II существовало телевидение, то о успешном вакцинировании главы государства сообщали бы в каждом выпуске новостей, и граждане империи с трепетом приникали бы к экранам. И только после этого следовали бы сводки фронтовых новостей – в то время Русская армия вела баталии с войсками Османской империи…

По «екатерининскому телевидению» сообщили бы, что прививка сделана не только царице, но и ее 14-летнему сыну – будущему монарху Павлу I. От оспы он уберегся, но от предательства спасения не нашел. В 1801 году император был убит заговорщиками…

Нельзя не упомянуть имя еще одного человека, вошедшего в историю медицины. Это – юный кадет Александр Марков у которого был взят оспенный материал для вакцинации царицы. Он благополучно исцелился от болезни. Ему был пожалован дворянский титул, солидное денежное содержание. И фамилия у него стала другая, характерная – Оспенный.

После того как Екатерине II сделали прививку от оспы, тысячи подданных последовали ее примеру. Вот что писала царица послу России в Англии графу Чернышеву: «Ныне у нас два разговора только: первый о войне, а второй о прививании. Начиная от меня и сына моего, который также выздоравливает, нету знатного дома, в котором не было бы по нескольку привитых, а многие жалеют, что имели природную оспу и не могут быть по моде. Граф Григорий Григорьевич Орлов, граф Кирилл Григорьевич Разумовский и бесчисленных прочих прошли сквозь руки господина Димсдаля, даже до красавиц… Вот каков пример».

К большому сожалению, нынешний правитель России такого благотворного примера своим гражданам не дал.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь