Понедельник начинается с теракта

0
8

В литературе или кинематографе истории о школьной травле, которую нынче стало модно называть буллингом и путать с боулингом, неизменно становятся шедеврами.

С романа «Кэрри» о мести затравленной девочки одноклассникам когда-то, в 70-е, начинал король ужасов Стивен Кинг. Одним из самых пронзительных советских фильмов первой половины 80-х стала картина Ролана Быкова «Чучело» с юной Кристиной Орбакайте, сыгравшей роль девочки, затравленной стаей враждебно настроенных сверстников. В фильме 2007 года «Класс» эстонских кинематографистов показана пугающая серая реальность медленного озлобления подростков.

Школьная травля подростков из выпускного класса. Одного, второго. Две семьи, в которой все друг другу чужие. В одной из них брутальный папаша хранит дома пистолет, играющий роль «ружья, висящего на стене» (уж будьте покойны, в финале он выстрелит и не раз). Равнодушные учителя.

Медленное скольжение молодых, в общем-то, неплохих ребят в пропасть растущей ненависти и безнадеги. И вроде бы очень хочется найти выход.

Но получается почему-то как в песне Высоцкого: «Есть только вход. И то не тот».

В понедельник, 13 декабря, когда стрелки часов приближались к половине девятого, 18-летний Владислав Струженков перешагнул порог этого входа и направился к православной классической гимназии имени преподобного Варлаама Серпуховского, при Введенском Владычном женском монастыре, на ходу сбрасывая рюкзак с плеча.

Понедельник начинается с теракта

В 8.30 прогремел взрыв. Опешивший охранник, увидев, как безногий подрывник отчаянно пытается преодолеть шесть ступенек, ведущих к развороченным взрывом дверям гимназии, растерянно огляделся и, найдя кусок проволоки, перетянул культи. Этим он спас жизнь Влада, дожившего до приезда «Скорой», хотя изначально сообщали, что его смерть наступила до прибытия врачей. Судьба и Провидение распорядились иначе. Он жив.

В православии, в самом месте действия, у стен монастыря XIV века, страшная новизна теракта. Сегодня многие родители пристраивают детей в школы с религиозным акцентом, чтобы учителя не величали детей «Дебилами», как это случается в иных «МБОУ», а ученики не макали одноклассников головой в унитаз.

Причудливый сюжет расстрельного российского альманаха являл нам разные кошмарные страницы. В школах? Стреляли. В колледжах? Было. В университете? 20 сентября 2021-го, в чуть более светлое осеннее утро понедельника, произошла террористическая атака на вуз в Перми.

В православных гимназиях не стреляли. И как-то даже не верится, что там, в маленькой уютной колыбели русского христианства, могло быть взращено чудовище, которое «нагуглило» в интернете инструкцию по созданию адской машинки и привело ее в действие у стен старинного храма. А зря не верится.

Большинство терактов имеет именно религиозную подоплеку

Но мы ужасаемся, предпочитая оставаться слепыми: «Да неужели и в православной гимназии затравили?! В семье не без урода!». Для начала разберемся, как там оказался обычный парень Владислав Струженков.

Безоблачным его прошлое не назовешь. В 2015 году мальчишку накрыла страшная болезнь – рак щитовидной железы. Струженкову сделали сложную операцию. Полгода он провел на больничной койке. На выходе из больницы Влада было не узнать. Болезнь и длительное отсутствие физической активности привели к появлению избыточного веса.

Таким в школах сложнее, чем толстым от природы. Эмпатия в детских душах измеряется сотыми долями процентов. И рассчитывать на то, что класс после болезни встретит овациями и возгласами в стиле: «Влад! Как здорово, что ты поборол рак», как минимум, наивно.

А тут еще подоспело время первой военно-врачебной комиссии. Той, что в 14 лет. И сразу — категория «Д». Полное освобождение от призыва в мирное и военное время. Никаких сборов. Никакой мобилизации. Другой, может, и порадовался бы.

А Влад в армию очень хотел. Скорей всего, сказывалось воспитание. На личной странице его отца в соцсетях много фотографий с оружием, снимки в казачьей шапке, портреты Сталина, советские знамена. Ну, и храмы, конечно. Куда без них человеку, уважающему историю СССР и Сталина?

Мальчишку отправили в монастырь. В старину по монастырям распределяли неугодных, лишних и больных. Отправили в ту самую православную гимназию, у шести ступеней которой Влад произвел свой взрыв в 8.30, 13 декабря. Это не просто воскресная школа, а общеобразовательное учреждение, устав которого в какой-то степени компенсирует армейскую службу. Вот выдержка из Правил гимназиста.

Понедельник начинается с теракта

Статья 105.1 УК РФ, налагающая на проштрафившегося граждан запрет определенных действий, выглядит на фоне такого устава скучновато.

«Сиди прямо, не облокачивайся на стол руками, пальцами по столу не барабань, не развлекайся чем-либо другим, но слушай со вниманием разговаривающего с тобой. На спинку стула не откидывайся, не качайся на стуле, ногу на ногу не клади, не охай и не вздыхай, не потягивайся и не зевай, ногтей на руках своих не осматривай, руками при разговорах не маши, а держи их на коленях; не следует громко чихать или сморкаться, а также при кашле по возможности сдерживайся».

Читаешь это и невольно думаешь, что если Влад получит пожизненное за свой теракт, то где-нибудь в «Полярной сове» или на «Вологодском пятаке» ему после такой многолетней муштры в православной гимназии, будет, все же, попроще чем тем, кто посидел год-два и не совсем еще пообвыкся.

А что говорит об этом учебном заведении побывавший там православный люд или те, кто отдавал туда свое чадушко? Яндекс-отзовик дает некоторое представление.

Понедельник начинается с терактаПонедельник начинается с теракта

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь